Кухня литваков

Цимес, кныши, «Эсик флейш», земелэх, имберлэх – названия этих блюд сегодня для многих звучат как заклинания Старика Хоттабыча. Трах-тибидох! Еврейская кухня столетиями существовала бок  бок с белорусской, ощутимо влияя на неё, но и сама многое заимствуя из белорусской. Ставшие в эмиграции, в Нью-Йорке, культовым блюдом местного стрит-фуда, еврейские книшес происходят от белорусских и украинских кнышей. А колбаса из мацы и гусиного жира кишке – от белорусской картофельной «кишки». Ну, а кисло-сладкая говядина «Эсик флейш» – родная кошерная  сестра белорусской верещаки. Общими для белорусов были и суп «крупник», и свекольный холодник, и даже знаменитые драники, по еврейский называемые «бульба латкес» – чисто белорусскими словами. Кстати, практически все блюда из тёртого картофеля, – и драники, и картофельная бабка (она же кугель) – в белорусскую кухнию проникли при еврейском посредничестве. Арендаторами едва ли не 99% корчем, единственных когда-то заведениях «общепита», были у нас именно евреи. Так что у кого, кроме них, можно было подсмотреть актуальные гастрономические новинки?

Евреи и белорусы, евреи и литовцы, литвины жили столетиями на одной и той же земле, в одном и том же климате, имели выбор из одних и тех же продуктов. Которые приходилось готовить в той же самой «русской» печи. Владелец  усадьбы «Марцiнова Гусь», выступая в роли корчмаря Янкеля – героя поэмы «Пан Тадеуш», иронически обыгрывает эту двузначность, «двуличие» многих старинных корчемных блюд. Предоставляя самим гостям право решать и выбирать, считать ли их белорусскими, литвинскими или еврейскими – литвацкими.